Курьер 48 от 27 ноября 2013 года by Егорьевский КУРЬЕР issuu


мр3 зимняя сказка

2017-10-21 23:07 Тематические сборники, представленные здесь, эксклюзивны, и выложены только на этом сайте Поисковая сиcтема, список запросов, поиск информации Программно аппаратный комплекс с веб




В магазине: - Могу ли я чем-нибудь помочь? - Да, я вот тут, присмотрел телек… - Хороший выбор! Эта модель отличается повышенной… - На стреме постоишь?


Смерть нам дается один раз, и умереть нужно так, как будто не было бесцельно прожитых лет.






В сырой тюрьме, на западе Парижа, Еще опасен, но разоружен, Сидит один московский хакер Миша, За то, что крупный банк ограбил он. Насильно стрижен, в полосатой робе, С мишенью круглой сзади на спине, Клопов считает в каменной утробе, Программы пишет мелом на стене. То вдруг погладит грязный коврик с пола, То тихо плачет, если видит мышь, Грозит убить козлов из Интерпола, Лет через двадцать где-то, правда, Миш? Пробрался в банк со спутника в Анголе, Ушел сетями африканских стран, Сжег все дискеты, где держал пароли И нагло сбросил спутник в океан, Уже на дно залег, а не на нары, Уже почти в тайге укрылся, но... Они его поймали на Канарах, Когда сорил деньгами в казино. Его пытали зверски, как в гестапо, И на глазах разбили Celeron, А он все вынес, съел четыре кляпа, И предлагал буржуям миллион, Его по морде били, как скотину, А он, святой, возьми им да скажи: "Но пасаран! Несите гильотину!" Но принесли ему детектор лжи, И лишь тогда поверили шпионы, Промыв его бесценные мозги, Что он украл семнадцать миллионов, Чтоб заплатить провайдеру долги. И вот он, бит, с распухшей головою, Лежит в углу, свернувшись калачом, Когда придут охранники с едою, Ни ест, ни пьет, ни просит ни о чем. Молчит на все тюремные запросы, Совсем завис - ни мертвый, ни живой, Но поднесут к нему дискету с DOSґом, И он на запах дернет головой, Застонет: "Пива, пива дайте, гады!" И поползет к открывшейся двери, За что жандармы бьют его прикладом: "Мишель-то наш живой еще, смотри!" Уйдут они, бездумно повторяя Наш русский мат, что слышится в тиши, На всю тюрьму пространно рассуждая О красоте загадочной души... Но лишь шаги их стихнут в коридоре, Он вдруг с земли подскочит, жив-здоров, Бежит к двери, забыв про боль и хвори, Забыв про все советы докторов, Чуть подождав, покуда злость остынет, К двери холодной ухом припадет, Тяжелый камень в стенке отодвинет: За ним давно прокопан тайный ход! Откуда знать в Париже Интерполу, Что без e-mailґа Мишке не впервой - Еще весной донес почтовый голубь В двоичном коде весточку домой, Уже отвертку сделал он из вилки, Уже ломает друг тюремный сайт, Уже нашел он в маминой посылке Буханку с Intel Pentium Inside. И заключенных больше не тревожит Глубокой ночью странный ровный стук: Пускай не спал три месяца, но все же Собрал в неволе новый ноутбук. И с замираньем сердца снова вышел В такой родной до боли Интернет, Где через час, обычным кликом мыши Сумел скосить свой срок на десять лет, Прислал письмо: "Встречайте, мама. Еду", Дал выходной охране до зимы, Пустил метро до камеры соседа И продал дом начальника тюрьмы, Сумел создать подпольную ячейку, Послал сто грамм друзьям на Колыме, Стал чемпионом Франции по Quakeґу - Забылся зэк, что он сидит в тюрьме, Летает он, как свежий вольный ветер - Доступно все, о чем не мог мечтать, Он побывал повсюду на планете, И никуда не хочет убегать, Уж не грустит по Родине, по маме. Вот только что-то изменилось в нем: Он слишком странно смотрит вечерами В экран с цветным решетчатым окном... (c) Леонид Коновалов


Возвращались мы с коллегой из коммандировки, прилетели благополучно, время позднее, вышли из аэропорта и видим одиноко стоящую жигуленку с водилой внутри. Может подбросит? - Шеф, до центра не возьмешь? Водила охотно кивнул. Вещей с собой минимум - два дипломата, сели оба на заднее сиденье. - Коммандир, сколько с нас? Водила опять машет гривой и трогается. Причем втопил сразу, как будто на пожар. Мы-то думали он ждет кого-то, но, похоже, ошиблись. - Коммандир, так сколько мы будем должны? Водила опять кивает. Он глухой, что ли? А скорость уже под сотню. - Эй шеф, может поаккуратнее поедем? Куда ты так втопил-то? Водила кивает еще раз и уверенно обгоняет две иномарки. Тереблю его за плечо, он оборачивается, и тут мы понимаем, что влипли. Шеф наш оказался в дупель пьяным. Или обкуренным. А скорее всего и то и другое. На лице его блаженная улыбка, глаза полузакрыты, на нас ему абсолютно похрену, скорость бешенная, и ему все это явно нравится. - Братан, тормози, смотри на дорогу, главное не засни! Водила вновь кивает, очевидно, что произнести хоть слово он просто не может из за своего состояния «легкой эйфории». А скорость возрастает, машину по дороге болтает, короче все ништяк. И тут видим, что впереди огнями светит пост ГАИ. - Братан, давай здесь тормози, там же менты, тебя повяжут! Куда там! Какие еще менты??? Гаишник с палочкой еле отскочил - мы мчимся вперед!!!!! Сзади раздалась сирена - вот это круто - за нами погоня! А вдруг это террорист и у него полный багажник взрывчатки? Под вой сирены раздается приказ в мегафон: «водитель жигулей номер такой-то, немедленно остановитесь». Ни в зуб ногой. Тут мой коллега начинает себя обшаривать, потом тянет руки ко мне и спрашивает: - У тебя трусы белые? Удивительно работает мозг в критической ситуации! Нахрена спрашивается ему мои трусы? Как выяснилось, он хотел типа белый флаг в окно высунуть, чтобы типа менты не стреляли. Я начал дико ржать, и, видимо, это вывело из транса и подсказало единственно правильный выход. - Какие, говорю, трусы, лезь давай вперед, я его сзади подержу а ты там тормози! Не успели мы самую малость. Смеялся я напрасно - раздалась автоматная очередь. Причем стреляли не по колесам - стекла все вдребезги, коллега мой только-только перегнулся через сиденье, как ему всю задницу не разорвало до сих пор не понятно. Сгибаемся в три погибели, вроде пока живы. Говорят, что в такие моменты вспоминается вся прошедшая жизнь. Авторитетно заявляю - полная фигня. Оба мы думали лишь об одном - как нас будут хоронить. Еще очередь, теперь явно по колесам, машину закидало, а дальше было ощущение невесомости, длившееся целую вечность, и удар - перевернувшись пару раз в воздухе машина упала в кювет. Главное, встала опять на колеса, но почему-то уже никуда не ехала. Поднимаем головы - вроде живы. Подлетают менты, автоматы наперевес, мы руки в горы. Коллега мой опять выдал: - Сдаемса!!! Вытаскивают нас из машины и валят на землю. Выковыривают этого шумахера и тут, о чудо, он заговорил! Держа удар за ударом, показывая на нас, парень так по доброму произнес: - Только ребят не трогайте, они тут не причем! Ну, думаем, спасибо тебе, родной, за заботу, как будем благодарить, прямо не знаю! Ночевали в обезьяннике. А потом выяснилось, что парень этот вполне приличный, малопьющий человек. Случайно попал в малознакомую компанию, было весело, вообщем, перебрал он «слегка», а потом кто-то предложил ему «дунуть». Дурь оказалась наредкость своеобразной. Как он взял ключи от чужой машины и зачем приехал в аэропорт не помнит, а когда к нему сели мы, он «признал» в нас своих старых друзей, желающих прокатиться с ветерком. С тех пор, всегда втроем, отмечаем второй день рождения. Без травки. А интересно, как развивались бы события, если бы мы и вправду трусы в окно выснули?